интертесты
новости
астроклуб
архив
прожекты
ссылки
о себе
Астрономия в Московском университете (1824-1939)
Архитектор Константин Быковский и модернизация Астрономической обсерватории Московского университета
Дар Зоя Павловича Зосимы и развитие астрономии в Московском университете
Астрономические общества в России и СССР
   
   
   

 

 

 

Группа энтузиастов-добровольцев из числа членов Отдела любительского телескопостроения при МО ВАГО в течение последних нескольких лет (начиная с 2006 года) проводит, в меру своих скромных сил и возможностей, реставрационно-восстановительные работы в музее-обсерватории Московского университета на Красной Пресне. Одним из направлений этой деятельности является восстановление семидюймового рефрактора Гейде в одной из башен на территории обсерватории.

В связи с чем представляется правильным собрать все отрывочные, разбросанные по разным источникам материалы, в одном месте.

 

 

ИЗ ИСТОРИИ НАЗАРОВСКОЙ БАШНИ

 

  В декабре 1894 года Назаров уведомил Цераского, что он желает построить башню для помещения заказанного у Гейде астрофотографического инструмента. Однако впоследствии, видимо, по представлению Цераского, он отказался от такого именно назначения башни, потому что астрофотографический инструмент (т. е. экваториальная камера) с полным удобством мог быть помещен и был помещен в одной из малых башен обсерватории. Особая башня на средства Назарова (2 000 руб.) была однако же построена. Летом 1895 года были возведены стены и столб для инструмента; в сентябре того же года был получен от Гейде железный купол (3000 марок) и в октябре поставлен на место под руководством В. И. Чибисова, бывшего в то время механиком в Московском университете.
 
    Купец, Александр Александрович Назаров - университетский товарищ Цераского  

Летом 1896 года в башне был настлан паркет, устроена в первом этаже перегородка, деревянные части выкрашены, а стены башни оштукатурены и тоже выкрашены. Купол был выкрашен в серый цвет очень прочной алюминиевой краской. На первое время в «Назаровской» башне, как ее стали называть, был поставлен рефрактор Фраунгофера, приобретенный еще Перевощиковым, на параллактическом штативе от Рудин-Гефти, приобретенном во время директорства Бредихина. Он служил главным образом для наблюдения переменных звезд. Временно на тот конец оси склонения, где обычно находится противовес, был помещен кометоискатель в 135 см фок. расст.; он был приобретен при Бредихине, но для него не находилось постоянного места на обсерватории, так что он помещался на переносном параллактическом штативе, изготовленном на фабрике московской фирмы Швабе. Это был простого устройства штатив, который эта фирма готовила для любителей астрономии под названием штатива профессора Цераского. Все перечисленные (в статье проф. С.Н. Блажко "История Московской Астрономической обсерватории", приводимой здесь частично) приобретения (экваториальная камера, "анализатор" Фурье, диф. решётка Роуланда, "испытатель уровней" Гильдебранта, разрезной объектив "Рейнфельдера и Гертеля") для обсерватории были произведены на средства Назарова.

 

 

Характерно, что он не только не желал создавать шума из своих пожертвований, но даже предпочитал оставить их в тайне, и хотя Цераский, конечно, не утаивал от совета Университета об этих пожертвованиях и это должно было быть опубликовано в газетах, но Назаров не соглашался выставить своего имени ни на одном инструменте и лишь после настоятельных уговоров Цераского согласился, чтоб его автограф на медной дощечке был прикреплен в укромном месте внутри «Назаровской» башни. Впоследствии Назаров дал средства и для того экваториала, который был поставлен под куполом его башни, но об этом речь впереди.

В разгар перестройки обсерватории Цераскому прибавились еще новые заботы. В апреле 1899 года Назаров объявил ему, что он приносит в дар обсерватории новую трубу для башни, им уже построенной. На эту трубу он ассигновал, основываясь на том, что он заметил из разговоров с Цераским о нуждах обсерватории, 7000 руб. Несомненно, что Цераский уже имел ввиду определенную мысль об этой трубе, потому что уже 27 апреля он запрашивает Цейсса об апохроматическом объективе, т. е. с уменьшенным вторичным спектром из недавно перед тем изобретенных иенских стекол, размером 180 мм, и об окулярах для звезд и для Солнца для будущего рефрактора. Цейсс ответил, что случайно объектив желательного качества и размера, т. е. 180 мм отверстием и 325 см фокусного расстояния, имеется готовый и может быть немедленно выслан. После дополнительных переговоров о качестве объектива он был выслан и получен на обсерватории в том же году.

Однако с этим объективом случилась беда; именно, пока он лежал, ожидая монтировки, в архиве обсерватории в том самом простом ящике, в котором он был прислан от Цейсса, одно стекло, как оказалось потом, кронглас, потускнело. Это было обнаружено весной 1902 года. Когда это стало известно Цейссу, от Блажко, который в это лето был в заграничной командировке, то Цейсс предложил сделать бесплатно новую линзу; присланный им объектив был превосходного качества и никаких признаков потускнения уже не обнаружил.

Для заказа монтировки для этого 7-дюймовика, как его стали называть, Цераский обратился к Гейде.

  Руководитель обсерватории в 1891-1916гг. Витольд Каролвич Цераский
Он сам выработал детали инструмента и строго требовал от Гейде их выполнения. Например: между объективом и осью склонения находится почти 2/3 трубы, так что окулярная часть трубы коротка и сообразно с этим перемещения наблюдателя невелики, и под куполом помещается труба максимальной длины; точка пересечения осей, полярной и склонения, конечно, находится на уровне нижнего края люка башни, а полярная ось продолжена вниз больше, чем обычно, и именно настолько, чтобы наблюдатель среднего роста без скамейки мог отсчитывать часовой круг, находящийся на нижнем конце полярной оси; к главной трубе прикреплен на окулярном конце тот 5-дюймовый кометоискатель Рейнфельдера и Гертеля, который был куплен еще при Бредихине, но для которого никак не находилось постоянного места на обсерватории; все три окуляра для него должны находиться при трубе и каждый легко ставится на место для наблюдения, либо, откидывается в сторону и защелкивается в этом положении; завод часового механизма должен быть расположен определенным образом. Гейде должен был все требования Цераского облечь в технические формы. И нужно сказать, что Цераский в этом случае, как и во всех других случаях, нашел в Гейде старательного исполнителя своих желаний. Заказы Московской обсерватории создавали Гейде известность: недаром ои ставил на своих бланках изображения экваториальной камеры и «Назаровской» башни, а в своих каталогах помещал изображения 10,5-метрового купола и 7-дюймовика. Этот 7-дюймовик был заказан после предварительных переговоров в 1900 году, однако, исполнение заказа по разным причинам, не всегда ясным, затянулось; в октябре 1902 года Гейде писал, что 7-дюймовик готов во всех частях и будет выслан в течение 4 недель; однако этого не случилось; в марте 1903 года Гейде пишет, что он не посылает 7-дюймовика, так как хочет еще раз собрать и исследовать, как он функционирует. 23 мая он пишет, что по неосмотрительности испорчен червяк и нужно сделать новый. Тогда Цераский ответил, что «он уже много раз читал в письмах Гейде, что инструмент готов, и однако его все нет; значит, либо Гейде не хочет, либо не может изготовить заказанный ему инструмент; поэтому, если инструмент не будет прислан в августе 1903 года, то Штернберг приедет в Дрезден, чтобы либо принять инструмент, либо, если он не согласится его принять, то получить обратно пересланные деньги и заказать другому мастеру». Наконец, инструмент был получен на обсерватории в августе 1903 года, и в начале сентября приехавший из Дрездена Иоганн Гейде поставил его на место. Он оказался довольно хорошо построенным; только в часовом механизме пришлось вскоре сделать небольшие исправления и, кроме того, оказалось, что труба движется часовым механизмом не так точно, как в экваториальной камере. 7-дюймовик строил Гейде-сын, Иоганн, а экваториальную камеру Гейде-отец. В общем монтировка обошлась в 9 850 марок. Впоследствии оказалось, что и система медленного движения по часовому углу устроена нерационально; она была переделана Гейде по проекту и чертежам С. Блажко, причем механическая работа была исполнена заглазно, без отсылки инструмента в Дрезден, но так точно, что все присланные части в точности пришлись на свои места.
План земли обсерватории Московского университета 1864 года 1895г. Начало установки купола Назаровской башни Письмо Густава Гейде Витольду Цераскому

 

 


 






Горбунов Фидель - ICQ: 146530911 WEB-mastering & Design - Морозова Ирина 10/27/2015 22:39